Психология

Синдром выгорания в сфере «помогающих» профессий: психодиагностика и психокоррекция

В настоящее время профессионал в сфере деятельности «человек-человек» испытывает синдром эмоционального выгорания (СЭВ), скрытые механизмы которого могут привести к снижению работоспособности, интереса и творческого настроя к предмету и продукту своего труда, к деформации профессиональных отношений, социальных ролей и коммуникаций.

В Международной классификации болезней (МКБ-10) этот синдром относится к «проблемам, связанным с трудностями управления жизнью», оказывающим неблагоприятное влияние на социальное здоровье профессионала, что делает неустойчивыми межличностные отношения в профессии, браке и семье, развиваются склонности к девиациям в сфере здоровья и социального поведения, деморализация и профессиональная деформация личности [5].

Существует достаточно большое количество исследований данной проблемы, однако общепринятой модели эмоционального выгорания, подкрепленной систематическими научными исследованиями до сих пор не создано [4].

Перспективным направлением, на наш взгляд, является изучение личностных детерминант выгорания. Ряд ученых считает, что личностные особенности намного больше влияют на развитие выгорания по сравнению с факторами социума [6].

Наиболее важными личностными характеристиками являются:

  • «личностная выносливость» как способность личности быть активной, осуществлять контроль за жизненными ситуациями и гибко реагировать на разного рода изменения.
  • индивидуальные стратегии сопротивления. Установлено, что люди, активно противодействующие стрессу, имеют низкий уровень выгорания.
  • обнаружена тесная связь между психическим выгоранием и «локус контролем». Отмечается положительная корреляция между внешним «локус контролем» и составляющими синдром выгорания: эмоциональным истощением и деперсонализацией. Интересен тот факт, что отмечается положительная связь между внутренним «локус контролем» и высокой профессиональной эффективностью.
  • найдены положительные корреляции между поведением типа А и эмоциональным истощением. Известно, что люди этого типа демонстрируют бурный темп жизни, стремятся к конкурентной борьбе, испытывают сильную потребность все контролировать, поэтому более подвержены влиянию стрессовых факторов.
  • известно наличие положительной связи между выгоранием и агрессивностью, тревожностью, эмоциональной сенситивностью, как особенностями личности профессионала [2, 3, 8].

Целью нашего исследования явилось изучение взаимосвязи особенностей личности с уровнем синдрома выгорания. Выборка нашего исследования -это врачи, учителя и психологи, общее количество – 217 человек. Исследовалась группа профессионалов, которые испытывали высокий уровень фазы напряжения, резистентности и истощения. Изучалась структура личности обследованных учителей, врачей и психологов (89 чел.), акцентуации их характера, ролевой диапазон и копинг-механизмы. Психодиагностическое исследование проводилось методом «Акцент-2-90» и «Hand-тест» для этиопатогенетической направленности психологической помощи человеку, испытывающему СЭВ.

Основные групповые тенденции профиля профессионала по методике «Акцент-2-90», испытывающих высокий уровень СЭВ

Высокие значения имеют следующие шкалы: эмотивность, циклотимность, экзальтированность, педантичность, тревожность. Эти показатели можно интерпретировать как стремление избегать предосудительных взрывов из ОНО, отрицать и сдерживать их. Особо можно выделить устойчиво высокие шкалы педантичности и эмотивности, призванные блокировать агрессию под цензурой Супер-Эго. В этих случаях энергия аффекта может канализироваться по психосоматическому каналу отреагирования, создавать эмоциональное истощение.

Блок сцепленных свойств – эмотивность, педантичность, тревожность – является невротической диспозицией, которая проявляется следующими психологическими симптомами:

  • фиксация собственной неполноценности;
  • скрываемое неудовольство ситуацией и окружением, сомнением в правильности своих действий;
  • вынужденное сдерживание негативных эмоций, включение механизмов интрапсихического регистра, проявляющихся в эмоциональном истощении, деперсонализации, снижении работоспособности и соматизации переживаний.

В групповом профиле акцентуирования характерологических черт личности, «помогающих» профессий, обращает на себя внимание дисбаланс шкал, который проявляется сонаправленностью и контрастностью: педантичность и интроверсия, демонстративность и интроверсия. Это можно интерпретировать как внутреннее стремление соответствовать внешнему контуру. Этот внутренний конфликт требует огромных витальных эргозатрат соматическому и социальному здоровью. Показатели высокой тревожности и циклотимности подтверждают нестабильность внутренней организации. Один из способов справиться с хронической нестабильностью – эмоциональное истощение, снижение работоспособности, соматизация.

Исследование ролевого диапазона обследуемых методом «Hand-тест» представлено следующими групповыми тенденциями:

  • высокие значения по категориям привязанности, демонстративности, напряжения;
  • низкие значения по категориям зависимости, агрессии и управления.

В процессе анализа полученные результаты подтвердились наличием корреляционных связей между параметрами основных групповых тенденций профиля прфессионала по методике «Акцент-2-90» и параметрами ролевого диапазона по методу «Hand-тест» при статистически значимом коэффициенте корреляции на уровне р < 0,05. Результаты могут быть проинтерпретированы следующим образом:

  • высокая привязанность коррелируется с высокой эмотивностью в «Акценте-2-90», что отражает повышенную эмоциональность, чувствительность, ранимость, что является следствием альтруистических психологических механизмов защиты Супер-Эго;
  • низкая зависимость коррелируется с застреванием и высокой педантичностью, что проявляется в регидности установок, неспособности к саморазвитию и в то же время – в лидерских честолюбивых тенденциях;
  • высокая привязанность и низкая зависимость проявляются обостренной чувствительностью, завышенными требованиями к окружающим, консерватизме, редукции, в экспорте своего Супер-Эго, непереносимости критики в свой адрес, конфликтности;
  • снижение показателей по категориям агрессии и управления косвенно указывает на перенапряжение эмоциональных механизмов, сопровождающееся чувством личной тревожности, подавлением самоактуализации, актуальных действенных тенденций;
  • высокая демонстративность проявляется в эксгибиционистических тенденциях, стремлении «играть себя» в соответствии с принятой в данный момент ролью, любой ценой «соответствовать». Жестокое Супер-Эго устанавливает внутренние запреты, сдерживает эмоциональный ответ, разряжая неотреагированную энергию в виде симптома эмоционального выгорания (напряжение, деперсонализация, редукция работоспособности);
  • коэффициент вызывающих действий (КВД) в групповом профиле профессионала, испытывающего СЭВ равен 4,9 (N ± 1), что свидетельствует о подавленных агрессивных наклонностях, однако по мере увеличения патологических ответов возможность их подавления становится сомнительной, — агрессия проявляется во вне.

В то же время анализ группового профиля обследованных учителей, врачей и психологов определяет показатели ЛИЧНОСТНОГО потенциала:

  • достаточно подконтрольная активность и достаточно высокая продуктивность;
  • готовность напрячь свои силы в достижении цели и значимость социального статуса;
  • оптимистическая оценка перспектив и высокий уровень профессиональной ответственности.

Все эти показатели могут противостоять профессиональной деформации личности, особенно при условии психологической поддержки.

Для специалистов сферы «помогающих» профессий, испытывающих СЭВ, целесообразно проведение профессионально-ориентированной психологической помощи, сконцентрированной на улучшении профессиональной копетентности, эмоциональной поддержке в трудных ситуациях, на личностном сознании, переживании и опыте [1, 4, 7, 8].

Балинтовские группы как метод психопрофилактики профессиональной деформации

Особый вид тренинга, направленный на психологическую поддержку профессионала при анализе конфликтных, трудных и неудачных случаев их практики. В настоящее время применяется как новая психотехнология, получившая название по имени авторов – балинтовские группы (Балинт М., Балинт Э., 2000). Пересмотрев ориентиры групповой работы, М. Балинт ввел в неё принцип «селективного внимания и селективного игнорирования», что помогло профессионалу перейти от «мышления в рамках одной личности» к «межличностной психологии», исследуя в каждом случае, главным образом взаимоотношения диады: врач–больной; учитель–ученик и т.д.

Существенные характеристики классических балинтовских групп:

  • размер группы 10–12 человек;
  • руководитель группы должен иметь предварительную практику ведения таких групп;
  • члены группы должны иметь практику в своей профессии;
  • работа группы основывается на представляемых случаях из практики членов группы;
  • обсуждение сосредоточено на взаимоотношениях (коммуникациях): врач-пациент; учитель-ученик; психолог-клиент; сотрудник ОВД-гражданин или обсуждаются материалы только реального случая. Общие, тем более, теоретические проблемы, не обсуждаются;
  • стандартные правила работы в группе: конфиденциальность, искренность, личная ответственность, уважение к мнению других членов. Работа «в круге».
  • цель работы группы – улучшить понимание проблем клиента (пациента) и понимание сложностей коммуникаций с ним;
  • ведущий поощряет членов групп к выстраиванию предположений, гипотез, версий. Вопросы разрешаются. Советы, указания, оценки, поучения не допускаются;
  • поскольку группа не занимается поиском истины, в ней не должно быть борьбы, подавления чужих мнений, ожесточенных споров. Все точки зрения равноправны и одинаково приемлемы, если высказаны корректно;
  • ведущий ответственен за ведение группы согласно этим правилам. Его основная задача – создание безопасной атмосферы в группе, сфокусированной на коммуникациях, а не на решении психологических проблем членов группы.

Балинтовские группы работают по основному принципу: «воспитание смелости к собственной глупости», призыв нарушить профессиональное табу, т.к. очень часто трудные профессиональные ситуации глубоко переживаются, но не обсуждаются с коллегами и отталкиваются от собственного осознавания, в результате растет профессиональный дискомфорт.

М. Балинт считал, что отношение к своим ошибкам можно рассматривать следующим образом:

  • начинающие профессионалы вину за ошибки обращают на себя;
  • на следующем этапе профессионального развития ошибки свои не любят, вину проецируют на методику, пациента (клиента), оборудование и т.д.;
  • на высшем профессиональном этапе проявляет любовь к своей ошибке. Это значит, что в своей профессиональной нише выработаны хорошие стереотипы, но они могут переходить в состояние «заезженной пластинки» и сбой вызывает стремление к творчеству, коррекции своих профессиональных позиций, что продуктивно для обоих участников профессиональной диады «человек-человек».

Балинтовские группы посвящены проветриванию, перетряхиванию своих профессиональных стереотипов.

Объектом балинтовских групп являются специалисты, которые работают с людьми и входящие в группу риска по профессиональной деформации личности.

Предметом балинтовской группы выступает анализ осознаваемых и неосознаваемых потенциальных возможностей каждого участника группы. В процессе работы используются такие состояния как вербализация сознания, анализируется коммуникабельность как владение человека социальной стороной контакта; коммуникативность как владение человека процессуальной стороной контакта, используется обратная связь для получения или предоставления информации о поведении, впечатлении, своем отношении к другому человеку.

В работе группы важнейшее место занимает проблема освоения бессознательного и перевода его в осознаваемое, избавление от «слепого пятна».

Задачи:

  • осознание искажений и «слепых пятен» в межличностном восприятии, восприятии себя, блокирующих продуктивную профессиональную деятельность;
  • эмоциональное раскрепощение участников балинтовской группы, основанное на возможности проработки трудных и «неудачных» случаев в ситуации обсуждения этих проблем «коллективным разумом»;
  • расширение и изменение профессиональных стереотипов, отказ от «апостольского мышления», приобретение новых операциональных установок, отказ от смысловых стереотипов – устоявшихся позиций, взглядов, точки зрения;
  • развитие рефлексивной способности более адекватно и полно воспринимать и оценивать себя; более глубоко понимать других людей и взаимодействия, влияющие на эффективность результата в профессиональном межличностном общении;
  • повышение сенситивности к групповым процессам. В ходе работы группы участники включаются в новую сферу социального и профессионального опыта, через обратную связь узнают как они воспринимаются другими членами группы.

Задача ведущего вывести группу на золотую середину, формируя навыки психологической поддержки участников группы.

Балинтовские группы формируются из специалистов, работающих в одной или (лучше) в разных организациях, подразделениях. Очень важно, чтобы в группе не было участников, связанных служебно-иерархическими отношениями (начальник-подчиненный). Желательно, чтобы в группе были специалисты разного возраста, пола, что делает работу балинтовской группы более продуктивной.

Технология работы балентовских групп структуирована, используется нами в работе с профессионалами в течение нескольких лет, результаты имеют психотерапевтическую тенденцию.

Литература

  1. Артемьева Е.Ю., Вяткин Ю.Г. Психологические методы описания профессии // Вопросы психологии. – 1985. – № 3.
  2. Безносов С.П., Иваницкий А.Г., Кикоть В.Я. Профессиональная подготовка и ее влияние на личность (проблемы профдеформации). – С-Пб.: ВВКУМВД РФ, 1996.
  3. Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. – С-Пб., 2004.
  4. Залевский Г.В., Галажинский Э.В., Умняшкина С.В. Синдром эмоционального выгорания как проблема самоактуализации личности (в сфере «помогающих» профессий) // Сибирский психологический журнал. – 2001, № 14–15.
  5. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. – С-Пб., 2005.
  6. Орел В.Е. Феномен «выгорания» в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Ж-л практического психолога и психоанализа. – 2001. – № 4.
  7. Соболева Е.А., Сахаровская М.И. Профессия учителя как стрессогенный фактор в этиологии психосоматики // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2003. – №4.
  8. Трунов Д.Г. «Синдром сгорания»: позитивный подход к проблеме // Практический психолог. – 2003. – № 4.

Е.А. Соболева